Предельная концентрация кредитного риска

Предельная концентрация кредитного риска

  6 декабря     Аналитика

Из-за санкций крупные российские банки и компании становятся все более взаимозависимыми. Для компаний это несет риск недостатка финансирования, для банков — риск потерь, если с трудностями столкнется хотя бы один крупный заемщик - таково мнение S&P.

Эксперты международного рейтингового агентства Standard & Poor's Global Ratings (S&P) обеспокоены тем, что растет концентрация кредитных рисков отечественных финорганизаций на крупных заемщиков.

Дело в том, что в связи с санкциями увеличивается количество крупных корпоративных заемщиков, прежде получавших кредиты за рубежом, а теперь кредитующихся в наших банках: банки не успевают справляться с такой нагрузкой, а с учетом больших сумм кредитов, проблемы одного заемщика могут привести к существенному ухудшению финансового положения банка.

По оценкам экспертов, суммарный долг (как показывает отчетность) ряда отечественных заемщиков уже довольно высок, если сравнивать со способностью банковской системы страны к кредитованию. Это говорит о том, что в дальнейшем рост кредитования таких заемщиков вызовет определенные трудности. Практически это может негативно отразиться на инвестициях и, как следствие, на экономическом росте.

Причем есть не только зависимость крупных компаний от российских банков-кредиторов, но и наоборот. По словам кредитного аналитика S&P Global Ratings Сергея Вороненко, мы считаем, что из-за экономических антироссийских санкций усилилась взаимозависимость отечественных компаний и банков в части финансирования за счет долга и размещения остатков денежных средств. Это значит, что банки стали более уязвимы перед крупными клиентами, которые могут в любой момент изъять свои средства.

В то же время уязвимость перед оттоком корпоративной ликвидности корпоративных клиентов способна негативно отразиться на многих других корпоративных клиентах в виде потенциальных потерь денежных средств и продолжением сокращения базы инвесторов, которые по причине рисков дальнейших потерь могут изъять свои деньги из банка.

По признаниям сами же аналитиков S&P, пока указанные ими риски в большей мере не реализованы.

Но ситуация может ухудшиться из-за дальнейших санкций. Отмечается некоторая неопределенность в том, как именно США планируют реализацию «вторичных» санкций, введенный уже в этом году. К тому же, неустойчивость доступа компаний к источникам внешнего финансирования может очень негативно повлиять на выполнение инвестпроектов, которые ориентированы на обеспечение роста, и создать давление на крупные, уже прошедшие стадию подтверждения проекты, и давление это обусловлено проблемной ликвидностью.

Впрочем, базовый сценарий агентства не предусматривает каких-то больших изменений в санкционном режиме.

Принятие первого пакета антироссийских санкций США состоялось в 2014 году, тогда они, в частности, ставили целью ограничить доступ российским финансовых и нефинансовых компаний к международным финрынкам. В августе т.г. американский президент поставил свою подпись под вторым законом о запуске допсанкций против России, также предусматривающим уменьшение максимальных сроков кредитования для эмитентов из России, возможность запрета покупок нерезидентами российских государственных бумаг, ограничения для любых лиц, проводящих сделки с российскими компаниями, попавшими под санкции.

Пока, по признанию S&P, дать оценку масштабу проблем по отчетности банков не представляется возможным, и этой неопределенностью ситуация еще больше усугубляется. А дополнительный фактор, усугубляющий эти риски, заключается в неполном отражении взаимозависимости российских компаний и банков в регуляторной отчетности банков, в том числе из-за сложных механизмов взвешивания риска.

Банками активно пользуются опосредованным кредитованием компаний - они покупают выпуски и облигации, и это кредитование не принимается во внимание, когда рассчитывается концентрация рисков, при том, что фактически они способствуют ей. По словам аналитиков, подход, когда банки приобретают облигации компании, сразу же закладывая их в Банк России или на рынке межбанковского кредитования для получения под них финансирования - это популярный способ рефинансирования валютных долговых обязательств для попавших под санкции компаний. Причем, отмечается рост этой зависимости.

Некоторые крупнейшие российские компании против столь критичной оценки потенциальных рисков.

Как сказал пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, компания располагает другими инструментами для того, чтобы привлечь средства, кроме займов в банках, чувствительных к антироссийским санкциям. Например, внесение предоплаты за поставки нефти. Мы можем обойтись без займов в банках, для которых ужесточение санкций значимое событие. По мнению экспертов, в данном случае, возможно речь идет о кредитовании в иностранных банках из стран, отказавшихся вводить антироссийские санкции.

По словам представителя РЖД, в общем портфеле на кредитное финансирование инвестпрограммы приходится меньше 5%. Все эти деньги привлекли в российских банках, но как широка возможность кредитоваться там и в дальнейшем, неизвестно.

Банкирам не драматизируют ситуацию. По словам председателя правления Москредбанка Владимира Чубаря, высокоуровневая концентрация на крупнейших заемщиках и банках является особенностью нашей национальной экономики, для которой характерны недостаточное развитие публичного рынка и отсутствие длинных денег.

По словам председателя правления Совкомбанка Дмитрия Гусева, теоретически высокий уровень концентрации банковских кредитных портфелей придает им высокую чувствительность к кредитоспособности крупных заемщиков. Несомненно, это так. Есть много эмитентов и заемщиков, по сути квазисуверенов или же обладающих собственной системной значимостью в экономике. Но реальную угрозу для банков это не несет.

Как считает главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик, блигодаря тому, что экономический рост восстанавливается, смягчаются и возможные риски. По словам генерального директора УК «Спутник» Александра Лосева, сегодня у банковской системы есть профицит ликвидности, что снижает риски при возможном изъятии средств крупными заемщиками, этот такой риск вряд ли действительно принципиален, если учесть, что крупные заемщики, как правило, представлены устойчивыми государственными компаниями.


Добавить комментарий
Это интересно: